Памяти 246 Шумской стрелковой дивизии
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Розов Михаил Николаевич [9]
«От Рыбинска до Праги» Боевой путь 246-ой стрелковой Шумской дивизии В период Великой Отечественной войны
Розов Михаил Николаевич [1]
В полках оставалось по 150 штыков.
Розов Михаил Николаевич [1]
В боях за Красново
Пискунов Егор Андреевич [2]
В партизанском отряде под Курском
Пискунов Егор Андреевич [61]
Воспоминания об участии в ВОВ в составе 777 артиллерийского полка
Батов Павел Иванович [4]
На Днепре
Батов Павел Иванович [4]
С Курской дуги на Запад
Сон Алексей Михайлович [1]
Воспоминания сына полка
Боевой путь 415 ОСБ [4]
Воспоминания ветеранов 415 отдельного сапёрного батальона в составе 246 стрелковой дивизии
Зыков Пётр Максимович [2]
Воспоминания об участии в Львовской операции 908-го стрелкового полка
Метакса Юрий Андреевич [1]
Воспоминания о батальонном комиссаре 914 полка Сорокине П.И.
Рожкова Маргарита Семёновна [1]
Воспоминания медсестры 914 стрелкового полка
Брунов Алексей Константинович [1]
Воспоминания командира батальона 908 стрелкового полка о боях в районе города Эльфриденхоф в феврале 1945 года
Автор неизвестен [1]
Воспоминания неизвестных авторов о службе в дивизии
Поляков Алексей Васильевич [4]
Воспоминания бойца 908 сп о боях в составе 246 дивизии в конце декабря 1941 года
Безруков Василий Иванович [1]
Воспоминания ветерана о службе в 246 дивизии
Граценштейн Борис Абрамович [1]
Воспоминания замкового 777 ап о боях 1941 года и последующей службе
Славинский Иван Васильевич [1]
Воспоминания начальника артснабжения 908 сп о его военной службе
Фоменко Григорий Степанович [1]
Воспоминания наводчика 777 артполка о боях 1941-1945 гг.
Башков Иван Фёдорович [1]
Воспоминания ветерана 915 сп о боевом пути в период ВОВ
Терновский Андрей Степанович [1]
Воспоминания ветерана 914 сп о боевом пути в период ВОВ
Буй Владимир Алексеевич [1]
Воспоминания ветерана 908 сп о периоде службы в дивизии
Шевченко Пётр Маркович [1]
Воспоминания командира батареи 777 артполка
Ставский Иван Анатольевич [1]
Воспоминания ветерана 777 артполка о боях в составе дивизии
Воронков Глеб Михайлович [1]
Воспоминания о боях дивизии при форсировании Волги в битве за Калинин осенью 1941 года
Татаринов Виктор Яковлевич [1]
Воспоминания бойца 415 ОСБ о штурме Опавы
Гудыря Егор Яковлевич [2]
Биография командира пулемётной роты 914 стрелкового полка
Никитин Василий Кузьмич [1]
Отрывки дневника помощника начальника штаба артиллерии дивизии о боях августа-октября 1941 г.
Новохатский Евгений Андреевич [1]
Воспоминания военкома 326 разведроты
Воронин Владимир Иванович [1]
Воспоминания миномётчика 915-го полка
Латер Семён Ефимович [2]
Воспоминания помощника начальника разведывательного отделения штаба дивизии
Наш опрос
Смог бы Советкий Союз победить в ВОВ без Сталина?
Всего ответов: 455
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания » Пискунов Егор Андреевич

Глава 44. Послевоенные скитания

 

На месте нашей стоянки, где происходило расформирование дивизии, мы отобрали личный состав, подлежащий демобилизации и устроили им торжественные проводы. В основном из полка увольнялись рядовые и сержанты, как правило, в возрасте от 40 лет и старше. Все эти воины были, в основном, из Омской области и самого города Омска.

 

Каждому из них вручили по паре коней и повозку. Даже у некоторых по паре коней шли за повозкой запасными. Отправили их в Советский Союз своим ходом. Дали наказ сберечь всех коней за период движения. В Советском Союзе, в освобожденных районах, люди на себе плуг таскают. Кони там очень нужны, наказывали мы демобилизованным воинам. Демобилизованные воины дали клятву – доставить все в полной сохранности.

 

Для проводов построили личный состав полка, вынесли знамя полка, и каждый демобилизованный воин, прощаясь с полком, подходил и целовал боевое знамя части. Некоторые из них – бывалые воины, прошли три войны – империалистическую, гражданскую и Великую Отечественную – и когда прощались с полком, целуя Знамя, плакали. Здесь пришлось мне распрощаться с любимым моим наставником по корпусу и дивизии – полковником Казариновым Д.Л., командирами полков: полковником Гришко, подполковниками – Шабельным и Петухом. Полк получил приказ поступить в распоряжение 65 прославленной армии генерал-полковника П.И. Батова и следовать в военный городок Нойхамер.

 

По прибытию в Нойхамер полк вошел в состав 193 стрелковой дивизии, впоследствии эта дивизия была переформирована с 17-ю механизированную дивизию, которая и сейчас находится в составе Советской армии. Дивизией командовал прославленный генерал, Герой Советского Союза Петр Иванович Зубов. Мы были с ним старые знакомые еще по 28 стрелковому корпусу, где я был начальником штаба артиллерии корпуса, а Петр Иванович командовал 322 стрелковой дивизией. В душе я подумал, что Петр Иванович теперь припомнит мою проверку, за которую он от комкора получил взыскание. Но я глубоко ошибся. Получилось наоборот, ко мне он относился с какой-то особой любовью – как отец. Часто даже ставил в пример другим командирам за хорошую организицию боевой подготовки и порядка в строю.

 

Из Нойхамера вся дивизия передислоцировалась в Заган, где оказался хороший военный городок, построенный немцами: современные казармы для солдат, удобные столовые для питания солдат и офицеров и боксы для размещения техники. Складывалось мнение о том, что в этом городке мы должны обосноваться всерьез и надолго. Но недолго пришлось полку пробыть в таких благоприятных условиях, и наш полк в мае 1946 года перебрасывают в м. Мальмиц. Эта территория, ранее принадлежавшая немцам, теперь была возвращена законному ее владельцу – польскому народу, который прибыл для ее освоения из восточных районов Польской республики.

 

Мне было совершенно непонятно, зачем понадобилось из хорошооборудованных казарм и других подсобных помещений перебрасывать полк в совершенно неприспособленное и неподготовленное место для постоянного расквартирования. Здесь не было ни капитальных помещений для личного состава, ни хранилищ для техники и орудий. В м. Мальмице временно находилась артиллерийская бригада, которая подлежала расформированию. Командовал бригадой полковник Муринов.

 

В этот период много частей и соединений подлежало расформированию. Для кадровых офицеров расформированных частей наступил период великих скитаний. Временно с высших должностей ставили на низшие. Очевидно, это было правильно для сохранения офицерских кадров.

 

Но мне кажется, были и недопустимые ошибки. В нашей дивизии командовал подполковник Болдасов В.Л. – заслуженный боевой командир, гаубичным командовал я, а на минометный полк прислали с Дальнего Востока полковника Савиковского. Этот полковник ни одного дня в бою не был. Война шла на Западе – он оказался на Востоке, война переместилась на Восток – он оказался на Западе и занял место грамотного боевого командира, который уступал Савиковскому только в звании и возрасте. Прокомандовал Савиковский очень мало. Занялся он свинством и барахольством. Вместо организации учебы с офицерами он занимался нудными, длинными, никому не нужными совещаниями.

 

Офицеры в одну ночь, правда конкретный виновник найден не был, уничтожили разведенное личное свинство Савиковского и перед самым крыльцом вырыли могилу, поставили крест и надписали надгробный мадригал «Вечная память свинству Савиковского». Офицеры не приняли его как своего руководителя и старшего товарища, и он был снят с должности и отправлен в Союз.

 

Это один пример, но их было много. Я также не избежал этих великих странствий. В Мальмице мое место занял полковник Муринов, о котором я уже упоминал. Муринов был совершенно безграмотным артиллеристом и по моральным качествам его нельзя было ставить командиром полка. Однако, кто-то в угоду Муринову, даже полк перевел из Загана в Мальмиц. Единственным качеством Муринов обладал – он был большим подхалимом и дельцом. Полк был через некоторое время переведен обратно в Заган, а Муринова сняли с полка и направили на хозяйственную работу. Первоначально 6 июля 1646 г. меня направили в Грайфенберг, в армейскую артиллерийскую бригаду, заместителем к полковнику Короткову Максиму Георгиевичу. С полковником Коротковым мы оказались старыми знакомыми по фронту. Вместе длительное время служили в 28 стрелковом корпусе, где Максим Георгиевич был командиром артиллерии 107 стрелковой дивизии.

 

В сентябре 1946 года я получил разрешение у командира П.И. Ботова выехать в Советский Союз, в отпуск. В октябре месяце я вместе с женой и сыном вернулся в Грайфенберг. Не успел я доложить полковнику Короткову о прибытии, он меня опередил своим сообщение: «Бригаду скадрируют и переводят в Штранс», а меня вызывают в отдел кадров штаба артиллерии армии.

 

В штабе артиллерии я получил новое назначение командиром артиллерийской части танкового соединения в г. Бунцлау. Этот город знаменит тем, что там в 1913 году было похоронено сердце великого русского полководца М.И. Кутузова. Все памятники русским воинам, павшим в борьбе с наполеоновским нашествием, были сохранены. Там же был организован и продолжал функционировать дом-музей М.И. Кутузова.

 

До мая 1948 года мы продолжали находиться в г. Бунцлау. В мае получили приказ о переезде в Советский Союз. Долго еще до переезда выбирали нам место в Советском Союзе. Перевезли нас в Белоруссию, где мы разместились всерьез и надолго. Правда, военный городок, куда нас перевезли, был еще в полуразрушенном состоянии. Часть городка было восстановлено, а остальное ложилось на нашу долю, чтобы закончить его восстановление и вновь дальше продолжать строить.

 

Пока мы располагались в Белоруссии, за это время, как говорится, я без отрыва от производства заочно окончил командный факультет академии им М.В. Фрунзе. За это же время полк, которым мне было доверено командовать, несколько раз подвергался различным расформированиям. Был смешанным, в него входили различные артиллерийские подразделения: минометные, гаубичные и дивизион реактивных гвардейских минометов, так называемых катюш, а затем переформировали в минометный и наконец обратно в гаубичный.

 

Не хватало времени переучивать личный состав, а держать часть требовалось постоянно в боевой готовности. А боевая готовность может быть только тогда, когда весь личный состав в совершенстве владеет врученной ему техникой. Суток не хватало. Приходилось заниматься и днем, и вечером. Как правило, приходилось уходить из дому, когда все спали, и приходить домой, когда все уже спали. Целыми неделями приходилось видеть детей только в постели. Дома необходимо было еще выполнять академические задания и подготовиться к следующим занятиям с офицерами. Тяжелый хлеб офицера.

 

Некоторые гражданские лица иногда рассуждают так, что, мол, офицеры ничего не делают: «подумаешь, покомандовать направо и налево» – это не представляет никаких трудностей. Чтобы быть полноценным командиром, нужно быть всесторонне грамотным человеком, хорошим методистом, психологом, обладать волевыми качествами. В жизни приходится поступаться личным временем в угоду общего дела. Подчиненные в своем командире должны видеть наставника, товарища и отца. Однако, эта профессия почетна и необходима для Родины, пока существует два различных мира, социалистический и капиталистический. В настоящее время необходимо возродить традиции, чтобы лучшая молодежь горела желанием стать офицерами нашей любимой и родной Советской армии.

 

Категория: Пискунов Егор Андреевич | Добавил: Andrei (30.11.2012)
Просмотров: 910
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

Последнии добавления :


Последнии фотографии :


Copyright 246division © 2019. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Конструктор сайтов - uCoz