Памяти 246 Шумской стрелковой дивизии
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Розов Михаил Николаевич [9]
«От Рыбинска до Праги» Боевой путь 246-ой стрелковой Шумской дивизии В период Великой Отечественной войны
Розов Михаил Николаевич [1]
В полках оставалось по 150 штыков.
Розов Михаил Николаевич [1]
В боях за Красново
Пискунов Егор Андреевич [2]
В партизанском отряде под Курском
Пискунов Егор Андреевич [61]
Воспоминания об участии в ВОВ в составе 777 артиллерийского полка
Батов Павел Иванович [4]
На Днепре
Батов Павел Иванович [4]
С Курской дуги на Запад
Сон Алексей Михайлович [1]
Воспоминания сына полка
Боевой путь 415 ОСБ [4]
Воспоминания ветеранов 415 отдельного сапёрного батальона в составе 246 стрелковой дивизии
Зыков Пётр Максимович [2]
Воспоминания об участии в Львовской операции 908-го стрелкового полка
Метакса Юрий Андреевич [1]
Воспоминания о батальонном комиссаре 914 полка Сорокине П.И.
Рожкова Маргарита Семёновна [1]
Воспоминания медсестры 914 стрелкового полка
Брунов Алексей Константинович [1]
Воспоминания командира батальона 908 стрелкового полка о боях в районе города Эльфриденхоф в феврале 1945 года
Автор неизвестен [1]
Воспоминания неизвестных авторов о службе в дивизии
Поляков Алексей Васильевич [4]
Воспоминания бойца 908 сп о боях в составе 246 дивизии в конце декабря 1941 года
Безруков Василий Иванович [1]
Воспоминания ветерана о службе в 246 дивизии
Граценштейн Борис Абрамович [1]
Воспоминания замкового 777 ап о боях 1941 года и последующей службе
Славинский Иван Васильевич [1]
Воспоминания начальника артснабжения 908 сп о его военной службе
Фоменко Григорий Степанович [1]
Воспоминания наводчика 777 артполка о боях 1941-1945 гг.
Башков Иван Фёдорович [1]
Воспоминания ветерана 915 сп о боевом пути в период ВОВ
Терновский Андрей Степанович [1]
Воспоминания ветерана 914 сп о боевом пути в период ВОВ
Буй Владимир Алексеевич [1]
Воспоминания ветерана 908 сп о периоде службы в дивизии
Шевченко Пётр Маркович [1]
Воспоминания командира батареи 777 артполка
Ставский Иван Анатольевич [1]
Воспоминания ветерана 777 артполка о боях в составе дивизии
Воронков Глеб Михайлович [1]
Воспоминания о боях дивизии при форсировании Волги в битве за Калинин осенью 1941 года
Татаринов Виктор Яковлевич [1]
Воспоминания бойца 415 ОСБ о штурме Опавы
Гудыря Егор Яковлевич [2]
Биография командира пулемётной роты 914 стрелкового полка
Никитин Василий Кузьмич [1]
Отрывки дневника помощника начальника штаба артиллерии дивизии о боях августа-октября 1941 г.
Новохатский Евгений Андреевич [1]
Воспоминания военкома 326 разведроты
Воронин Владимир Иванович [1]
Воспоминания миномётчика 915-го полка
Латер Семён Ефимович [2]
Воспоминания помощника начальника разведывательного отделения штаба дивизии
Наш опрос
Смог бы Советкий Союз победить в ВОВ без Сталина?
Всего ответов: 457
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания » Пискунов Егор Андреевич

Глава 31. Выход из окружения. Часть 4

И вот однажды, в феврале месяце мы получили радиограмму о подготовке площадки для приема большого количества самолетов.

 

В радиограмме было также указано о подготовке отрядов для выполнения крупной операции совместно с другими партизанскими соединениями.

 

Из такого распоряжения трудно было понять, где и когда мы будем выполнять боевую задачу. Об одном можно было догадаться, что наши действия будут направлены на оказание помощи войскам, наступающим из-под Сталинграда. Причем войска, наступавшие в направлении Курска, с каждым днем приближались к нашему месту расположения. Во второй половине февраля к нам начали прибывать самолеты не только с необходимым для нас грузом, но и с солдатами и командирами Красной армии.

 

Вначале мы недоумевали, что все это значит. Для выполнения боевой задачи людей у нас вполне достаточно. Одним из первых рейсов с группой солдат прибыл майор Рыжов. Он нас ввел в курс пока общей задачи.

 

С майором Рыжовым будет высажено саперное подраздение около батальона. Они имели две задачи: первая – это испытание новых мин; вторая – этими же минами взорвать ж/д полотно на участке Львов-Конотоп и, тем самым, затруднить противнику доставку грузов. Параллельно на этом участке должны взорвать мост.

 

Район выполнения указанной боевой задачи находился от нашего расположения больше, чем в 150 километрах. Для выполнения этой задачи привлекалась и 2-я Курская партизанская бригада. Общее руководство операцией возлагалось на командование и штаб нашей бригады. Связи у нас со второй курской партизанской бригадой не было. 2-я партизанская бригада располагалась в Хинельских лесах, штаб бригады по всем данным находился в Хвощевке. 2-я бригада располагалась от района выполнения поставленной задачи всего в 30-40 км.

 

Командование бригады приняло решение передислоцироваться в район Хинельских лесов и на месте отработать все вопросы взаимодействия со 2-й бригадой.

 

Единственное разногласие у нас получилось по вопросу времени совершения марша. Одни предлагали двигаться только ночью, чтобы не демаскировать себя. В этом случае уменьшался суточный переход и увеличивалось время на совершение марша. Другие предлагали двигаться днем, считая, что наше передвижение все равно скрыть нельзя. Колонна бригады на марше по зимней дороге составит более пяти километров. Скрыть такую махину от глаз местного населения невозможно. И те, и другие по своему были правы. Решение было принято компромиссное.

 

Двигаться будем форсированным маршем и днем, и ночью – с суточным отдыхом не более 6-8 часов. Сборы наши были не долги. В течение суток было все подготовлено к маршу. На основной базе для охраны оставалось 30-40 партизан плюс большын, которые не могли двигаться. К нашему несчастью, в бригаде появился тиф. Работники штаба майор В. Домбровский и капитан Шепилов оказались пораженными этой проклятой болезнью и участие в операции принять не могли. Тронулись в путь в первые сутки ночью. На удалении 12-15 километров пришлось переезжать и переходить железную дорогу недалеко от станции Дерюгино. Разведка доложила, что вдоль полотна находится немецкая охрана. Периодически по полотну ж/д проходят патрули.

 

Это нас особенно не беспокоило. Мелкие подразделения немцев едва ли рискнули бы вступить с нами в бой. Движение на марше мы обеспечили не только разведкой, но и боевым охранением впереди, позади и на флангах. О всякой внезапности мы были бы предупреждены и всегда имели достаточно времени оценить обстановку и принять решение. Когда мы подъехали к железной дороге, вся охрана разбежалась. Переезд через дорогу занял не менее полчаса. В течение всей ночи был сделан один привал, чтобы немного отдохнуть и накормить коней. На пути нашего движения до района сосредоточения крупных лесных массивов, где можно было бы укрыть всю бригаду, не встречалось. Приняли решение останавливаться на отдых в населенных пунктах, где можно во дворах укрыть и накормить коней, а также обогреть и накормить личный состав. Прозапас в обозе везли для личного состава мясо и муку. На первые два дня имелся НЗ, который состоял из хлеба и вареного мяса. Этот «НЗ» по возможности нужно было беречь. Расчет был прост: при остановке в населенном пункте хозяева дома чем-нибудь могли накормить двух-трех партизан. Где этого не случалось, было разрешено готовить пищу самим из имеющегося наличия продовольствия в отрядах.

 

Последующие двое суток шли днем. Поскольку дни в это время короткие, как правило, начинали движение до рассвета и заканчивали ночью. При нашем прохождении населенных пунктов народ это движение растолковывал по-своему. Одни считали, что сброшен большой десант, другие принимали нас уже за подошедшие передовые части Красной армии. Естественно, что у них были такие основания предполагать. С нами двигался целый батальон инженерных войск, одетый в воинское обмундирование.

 

В одном крупном населенном пункте, если мне память не изменяет, это был небольшой районный центр, нам преподнесли сюрприз. Местная полиция приняла нас за своих и торжественно вышла встречать. Они не могли предположить, что среди белого дня может свободно двигаться партизанское соединение. Очевидно, такого же мнения были и немецкие летчики, которые несколько раз пролетали над нашими головами, не сбросив ни единой бомбы. Нам это было на руку, и мы стали более смелее действовать.

 

И вот наши передовые подразделения поравнялись с полицаями и остановились в нерешительности, что предпринять. Решили остановиться и завязать беседу с полицаями – пока не подъедут главные силы бригады. Подтянулись остальные отряды бригады и окружили встречающих нас полицаев. Только тогда эти отщепенцы поняли, что попали впросак, но уже было поздно. Они без боя сдались. Наши отряды за счет их пополнились конями с упряжью и дополнительным вооружением, хотя у нас его имелось в достатке. С этого населенного пункта у нас фактически пеших не было. Одни ехали по 3-4 человека на санях, другие – верхом.

 

Марш, конечно, был очень трудным. Мороз достигал 20 градусов и более ниже нуля, а личный состав партизан одет был не так тепло, чтобы спокойно его переносить. Дальнейший марш проходил без каких-либо казусов. Доехали до места сосредоточения благополучно, без потерь и обмороженных. В Хинельских лесах своими жилищами с нами поделились партизаны бригады Мельника и 2-й Курской партизанской бригады.

 

Бригада Мельника принадлежала к украинским партизанам. Она считалась «сумской партизанской бригадой». Расположились мы хуже, чем на своей базе, но вполне терпимо.

 

На следующее утро после нашего прибытия я с начальником штаба, батальонным комиссаром Сотниковым Н. и майором Чернявским, прибывшим с Большой земли, отправились в штаб 2-й бригады, который располагался в деревне Хвощевка.

 

Местные жители образно называли Хвощевку второй Москвой. Деревня располагалась около леса и считалась центром партизанского движения, дислоцируемого в Хинельских лесах. Немцы и полицаи не появлялись в этой деревне с начала войны. Вокруг деревни, на случай ведения боевых действий с противником, были очень хорошо оборудованы и разумно расположены оборонительные сооружения. В деревне постоянно располагались крупные партизанские отряды. Отсюда и штаб 2-й бригады располагался также в этой деревне. В штабе 2-й бригады мы встретились с командиром бригады Козанковым и начальником штаба бригады капитаном И.М. Забрадиным. Встретили они нас по-хозяйски приветливо, угостили хорошим обедом. К ним сюда часто наведывались отряды легендарных вожаков партизанского движения Ковпака И.А., Федорова и Сабурова.

 

В расположении 2-й бригады был хорошо оборудован аэродром, и они при летной погоде регулярно принимали самолеты. Мы уточнили маршрут нашего движения в район сосредоточения для выполнения задания. В принципе, пока по карте наметили полосы действия бригад, уточнили вопросы взаимодействия и порядок выполнения задачи каждой бригадой. Короче говоря, был набросан проект плана боевых действий бригад. Поблагодарив соседей за гостеприимство, мы отбыли с докладом о нашей поездке к командиру и комиссару бригады.

 

В принципе командование бригады одобрило наше совместно выработанное решение. В последующем командир с комиссаром бригады лично встретились с командованием 2-й бригады и дополнительно уточнили отдельные детали плана нашего совместного действия. Через сутки мы выступили в район сосредоточения. На нашем пути движения пришлось форсировать р. Сейм. Правда, река покрылась ледяным покровом, и мы спокойно переправились по льду. По нашему маршруту нужно было пройти через кирпичный завод, где находились немецкая охрана и полиция. Вперед был выслан сильный отряд с задачей уничтожить немецкую охрану и обеспечить беспрепятственное продвижение бригад к месту назначения.

 

Эту задачу отряд выполнил блестяще, и мы, не останавливаясь, к половине второго ночи вышли на опушку леса, откуда должны были действовать при выполнении поставленной боевой задачи. В течение 30-40 минут уточнили на местности задачи и в 2 часа должны были приступить к их выполнению.

 

Железная дорога от наших исходных позиций находилась на удалении 200-250 метров. Установили сигналы начала действий и прекращения. Батальон инженерных войск должен был двигаться к линии железной дороги между бригадами. Бригады своим огнем должны были прикрыть действие батальона со стороны Конотопа и со стороны Львова. Не успели мы выйти на ж/д полотно, как со стороны Конотопа появился состав, в котором находились, в основном, пассажирские вагоны с офицерами и солдатами.

 

Группа, которая была выделена для прикрытия со стороны Конотопа, открыла огонь по составу. В этом эшелоне много следовало солдат и офицеров. Немцы в панике выскакивали из вагонов и открывали беспорядочный огонь куда попало. Многих из немцев при выскакивании из вагонов настигали партизанские пули.

 

Буквально через 5-7 минут стрельбы появился второй эшелон с живой силой и техникой со стороны Львова. Этот эшелон также попал под фланговый огонь наших партизан. Заварилась такая кутерьма, что трудно было представить, кто в кого стреляет. Немцы вели огонь вдоль ж/д полотна друг в друга.

 

В таком крамешном аду батальон выполнял свою задачу, минируя полотно непосредственно под вагонами среди немцев. Как только все было подготовлено к взрыву и личный состав инженерного батальона начал возвращаться на исходные позиции, партизанам была дана команда незаметно группами отходить в лес. Распоряжение передавалось при помощи связных по эстафете. Светового сигнала решили не подавать, чтобы не вызвать у немцев подозрения об отходе партизан.

 

Все партизаны уже собрались в своих районах, а немцы все не прекращали воевать между собой. Долго шла стрельба, за которой мы наблюдали не без удовольствия, как немцы колошматят друг друга. Через несколько минут начали давать плоды результатов работы инженерного батальона.

 

В воздух начали взлетать от взрывов вагоны вместе с техникой и личным составом. Это был красивый фейерверк. Молодцы саперы майора Рыжова, поработали на славу. Это поистине был героический поступок подразделения Красной армии.

 

Партизаны и саперы выполнили свою задачу с честью. Вывели из строя железную дорогу, а саперы дополнительно проверили и действие своих новых мин. Дополнительно, кроме поставленной задачи, было уничтожено два эшелона и не менее 200 немецких солдат и офицеров. Эту попутную задачу немцы нам подбросили на свою голову.

 

У нас потери были незначительные. Ни одного убитого и около 20 человек легко ранены. Подана была команда возвращаться обратно. Долго еще была слышна стрельба на линии. Очевидно, она не прекращалась до наступления видимости. С рассветом немцы могли посчитать свои «трофеи». Причем часть и, очевидно, немалая убитых и раненых немцев составляла плоды их собственной работы.

 

К середине дня мы возвратились в район сосредоточения – Хинельские леса. В этом районе командование бригады рассчитывало задержатья на 3-4 дня. Аэродром у Хинельских лесов мог принимать несколько самолетов одновременно.

 

Штаб бригады сообщил вверх о новом своем месте нахождения. Сюда мы ожидали и прибытия для нас самолетов с соответствующим грузом. Отсюда необходимо было отправить раненых, чтобы не везти их на санях к основной базе. С этого аэродрома должны были обратно отправить на Большую землю инженерный батальон после выполнения поставленной задачи.

 

Из центрального штаба партизанского движения сообщили, что сегодня ночью вылетит к нам самолет. На встречу самолета и приема грузов, кроме определенной выделенной группы всегда выезжало командование бригады и работники штаба. По прибытию на аэродром нашему взору открыласт следующая картина: на аэродроме уже стояло несколько самолетов. Буквально, как в большом аэропорту, один самолет поднимался в воздух, другой шел на посадку. Различали только по голосу летчиков кому прибыл груз. После посадки самолета командир корабля открывал дверцу самолета и выкрикивал: «Груз прибыл Казанкову, Ковпаку и Панченко».

 

Как только самолет приземлялся, к нему устремлялись представители со всех бригад, считая, что прибывший самолет привез грузы для их бригады, а не для какой-то другой. Некоторые самолеты в это же время не производили посадки, а грузы сбрасывали с парашютами. Следовательно, происходили некоторые казусы. Обычно, сброшенный груз оставался у той бригады, которая первой захватила его. На тюках сброшенных грузов было указано, кому предназначался груз, но вернуть его владельцу, кому он был предназначен, из других рук было просто невозможно.

 

Я поинтересовался, чем вызвана такая активность прибытия самолетов и сбрасывания различных грузов. Причем, в тюках, сброшенных с самолетов, в основном находилось автоматическое оружие. Оказывается, кроме прибытия грузов для трех бригад, которые были здесь сосредоточены, прибывали грузы и для вооружения отрядов соединения Ковпака И.А., отправлявшихся в свой легендарный поход по тылам врага в Западные области Украины и Чехословакию. Признаться, мы тоже прихватили парочку тюков, в одном из них оказались автоматы, а в другом пистолеты «ТТ». Я лично с автоматом и пистолетом из этой партии прибыл в штат фронта после соединения бригады с частями Красной армии. Автомат у меня забрали, а пистолет со мной был до конца Великой Отечественной войны. Здесь мы расстались с нашими доблестными воинами-саперами. Они улетели, а мы остались продолжать действовать в тылу врага. Как хотелось улететь с ними вместе и приступить к выполнению задачи в бою по своей специальности. Я, признаться, соскучился по своему настоящему – артиллерийскому делу. Не хвастаясь, я знал свое артиллерийское дело и любил его. Однако, мы солдаты! Приказ для нас является законом. Приказано оставаться на месте – мы оставались. За это время я подружился с командованием бригады, работниками штаба и отрядами. Дружба эта была боевая, и мы жили единой целью – поскорей разбить врага. Какая-то внутренняя любовь и доверие проникали у нас друг к другу. В бригаде никогда не было грубых окриков, все вопросы решались в спокойной обстановке. Особой выдержкой и тактом отличался комиссар бригады Андрей Дмитриевич. Он в самые трудные моменты в спокойном тоне мог всегда внушить людям уверенность. Если сказать коротко, то я прижился в бригаде и полюбил ее храбрых и хороших людей.
Категория: Пискунов Егор Андреевич | Добавил: Andrei (09.11.2012)
Просмотров: 780
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

Последнии добавления :


Последнии фотографии :


Copyright 246division © 2019. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Конструктор сайтов - uCoz