Памяти 246 Шумской стрелковой дивизии
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Розов Михаил Николаевич [9]
«От Рыбинска до Праги» Боевой путь 246-ой стрелковой Шумской дивизии В период Великой Отечественной войны
Розов Михаил Николаевич [1]
В полках оставалось по 150 штыков.
Розов Михаил Николаевич [1]
В боях за Красново
Пискунов Егор Андреевич [2]
В партизанском отряде под Курском
Пискунов Егор Андреевич [61]
Воспоминания об участии в ВОВ в составе 777 артиллерийского полка
Батов Павел Иванович [4]
На Днепре
Батов Павел Иванович [4]
С Курской дуги на Запад
Сон Алексей Михайлович [1]
Воспоминания сына полка
Боевой путь 415 ОСБ [4]
Воспоминания ветеранов 415 отдельного сапёрного батальона в составе 246 стрелковой дивизии
Зыков Пётр Максимович [2]
Воспоминания об участии в Львовской операции 908-го стрелкового полка
Метакса Юрий Андреевич [1]
Воспоминания о батальонном комиссаре 914 полка Сорокине П.И.
Рожкова Маргарита Семёновна [1]
Воспоминания медсестры 914 стрелкового полка
Брунов Алексей Константинович [1]
Воспоминания командира батальона 908 стрелкового полка о боях в районе города Эльфриденхоф в феврале 1945 года
Автор неизвестен [1]
Воспоминания неизвестных авторов о службе в дивизии
Поляков Алексей Васильевич [4]
Воспоминания бойца 908 сп о боях в составе 246 дивизии в конце декабря 1941 года
Безруков Василий Иванович [1]
Воспоминания ветерана о службе в 246 дивизии
Граценштейн Борис Абрамович [1]
Воспоминания замкового 777 ап о боях 1941 года и последующей службе
Славинский Иван Васильевич [1]
Воспоминания начальника артснабжения 908 сп о его военной службе
Фоменко Григорий Степанович [1]
Воспоминания наводчика 777 артполка о боях 1941-1945 гг.
Башков Иван Фёдорович [1]
Воспоминания ветерана 915 сп о боевом пути в период ВОВ
Терновский Андрей Степанович [1]
Воспоминания ветерана 914 сп о боевом пути в период ВОВ
Буй Владимир Алексеевич [1]
Воспоминания ветерана 908 сп о периоде службы в дивизии
Шевченко Пётр Маркович [1]
Воспоминания командира батареи 777 артполка
Ставский Иван Анатольевич [1]
Воспоминания ветерана 777 артполка о боях в составе дивизии
Воронков Глеб Михайлович [1]
Воспоминания о боях дивизии при форсировании Волги в битве за Калинин осенью 1941 года
Татаринов Виктор Яковлевич [1]
Воспоминания бойца 415 ОСБ о штурме Опавы
Гудыря Егор Яковлевич [2]
Биография командира пулемётной роты 914 стрелкового полка
Никитин Василий Кузьмич [1]
Отрывки дневника помощника начальника штаба артиллерии дивизии о боях августа-октября 1941 г.
Новохатский Евгений Андреевич [1]
Воспоминания военкома 326 разведроты
Воронин Владимир Иванович [1]
Воспоминания миномётчика 915-го полка
Латер Семён Ефимович [2]
Воспоминания помощника начальника разведывательного отделения штаба дивизии
Наш опрос
Смог бы Советкий Союз победить в ВОВ без Сталина?
Всего ответов: 455
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания » Пискунов Егор Андреевич

Глава 31. Выход из окружения. Часть 3

По радио мы приняли радостную весть. 19 ноября наши войска перешли в наступление под Сталинградом и продолжают усиленно гнать немцев. Требовалось повысить активность в выводе из строя железнодорожных путей, идущих к фронту. Вблизи нашего расположения железные дороги, как правило, бездействовали. Командование бригады несколько групп подрывников направило в район Курска, а женская группа получила задание пробраться на станцию Курск и постараться вывести из строя паровозы. Это был немаловажный вклад партизан нашей бригады в общее дело разгрома врага. Ко всеобщему ликованию – мы получили известие об окружении сталинградской группировки немцев.

 

Так проходили наши повседневные будни. Однажды, во второй половине декабря 1942 года разведчики доложили, что в селе Асмонь сосредотачивается большая группа немцев, которая имела даже артиллерию. Село Асмонь насчитывало довольно много дворов и было расположено вблизи нашей основной базы. В зимнее время в таком населенном пункте можно укрыть значительное количество войск. При проведении карательных операций против партизан немцы постоянно занимали этот населенный пункт. Эта деревня имела очень выгодное расположение по отношению леса, в котором мы располагались. Пока немцы вели себя лояльно, и мы дальнейшего их намерения не знали. Наиболее вероятно было то, что немцы собираются усилить охрану железнодорожной линии, попытаются блокировать партизан и не дать возможности партизанам наносить удары по отходившим войскам, тылам и по подходящим резервам к фронту.

 

Это были только наши предположения. Однако, иметь под боком такого соседа нежелательно. У командования бригады созрела мысль нанести удар по этому гарнизону силами всей бригады. Дали задание разведке – уточнить через связных, где расположены огневые точки, какая охрана выставляется ночью, где выставляются посты, в каких домах располагаются офицеры и другие детали. Времени на это потребовалось немного. Через сутки мы уже знали все детали размещения и охраны населенного пункта. Приступили к разработке детального плана нашего наступления. План наш был несложен. По сигналу с пункта управления все отряды внезапно должны начинать действовать. Деревня была разбита на участки или сектора. Каждый отряд получал участок. В отрядах свои участки разбивали на отдельные дома. Назначались штурмовые группы, в задачу которых входил захват отдельного дома или ликвидация огневой точки, поста охраны и т.д. В основу плана укладывалась внезапность действия.

 

Ночью, примерно часов в 12, бригада выступила в исходные районы. Выход на исходные позиции должны произвести скрытно. Для этой цели были даже привлечены проводники, которые знали все тропы. Сосредоточение должно быть закончено в установленное время, указанное в плане. Ожидать связных, которые доложили бы о выходе отрядов на исходные позиции, во-первых, потребовало бы дополнительного времени, во-вторых, своими излишними передвижениями мы могли себя обнаружить. Все было рассчитано на точное и аккуратное выполнение отрядами боевого приказа командования и штаба бригады.

 

Я с комиссаром бригады Андреем Дмитриевичем Федосюткиным находились при Дмитриевском отряде. Этот отряд должен был ворваться на северную окраину деревни и занять церковь. В церкви у противника находился пулемет. В церковь должны были ворваться внезапно и захватить пулемет. В дальнейшем пулеметным огнем расстреливать противника, который попытается укрыться в церкви. Церковь представляла основное и серьезное укрытие для противника.

 

Мы с комиссаром со своим отрядом вышли на исходные позиции несколько раньше срока, намеченного в плане. Залегли и начали ожидать сигнала наступления. Сигнал должны были подать с пункта командира бригады ракетой. За 15-20 минут до начала атаки произошло непредвиденное, и поправить это было уже невозможно.

 

На противоположном конце населенного пункта началась интенсивная стрельба. Мы пока не знали, что там случилось. Одно стало ясно – внезапность нарушена. Нужно было немедленно начинать действовать и нашему отряду, иначе противник сможет придти в себя и оказать нам организованное сопротивление. Такого же мнения было и руководство на командном пункте командира бригады. Вверх поднялась ракета, которая извещала о начале действия. Стрельба сразу вспыхнула во всех концах деревни.

 

Дмитриевский отряд быстрым броском ворвался на северную окраину населенного пункта и начал расстреливать в упор в беспорядке выбегавших из домов немцев. Бой длился недолго, примерно около часа, затем стал повсеместно затухать. Я, как только появилась ракета, в первую очередь напомнил начальнику штаба отряда, тов. Бонникову, чтобы штурмовая группа быстрее захватила церковь. Через минут 20 мне сообщили, что в церковь пробраться невозможно. Преждевременные выстрелы на южной окраине деревень успели предупредить немцев об опасности, и часть немцев успела забежать в церковь, закрыть ее изнутри и организовать ответный огонь. Я полагал, что можно все-таки попробовать ворваться в церковь, и перебежками подошел к стене церкви, где стояло несколько наших бойцов. Они показали мне, из каких окон ведут немцы огонь. Штурмом эту вековую твердыню взять было невозможно.

 

Немцы же из церкви хорошо просматривали на снегу наши черные точки. Хотя со стороны немцев огонь велся не прицельный, но даже и беспорядочная стрельба могла нанести нам значительные потери. Решили оставить церковь и продолжать уничтожать немцев в деревне и на поле. Группе партизан было приказано вести методический огонь по церкви, чтобы блокировать там засевших немцев.

 

Отряды докладывали, что выполнение боевой задачи проходит успешно. Немцы в панике из домов выскакивали, не успев даже надеть верхней одежды. Через 1.5-2 часа боя была дана команда отбоя, а затем собраться на опушке леса за церковью. Немецкий гарнизон был полностью разгромлен. Небольшая группа немцев осталась в церкви, а несколько человек удрали в неизвестном направлении, остальные были уничтожены. Немцы потеряли в этом бою не менее 100 человек только убитыми. Оставаться здесь и дальше, гоняться за отдельными спрятавшимися солдатами было совершенно бессмысленно. Задачу мы свою при всех недостатках все же выполнили успешно. Командирам отрядов была дана команда – тщательно проверить личный состав, проверить поле боя, чтобы не оказалось там раненых или убитых партизан.

 

Отряды захватили много пехотного оружия и боеприпасов. На базу привезли даже одно орудие. Правда, у этого орудия не оказалось стреляющего механизма – немцы успели вытащить. К утру в Асмонь немцы согнали полицаев и отдельные подразделения немцев, которые прибыли, очевидно, из Дмитровска. Местные жители рассказывали, что немцы целый день собирали трупы и увозили их в сторону Дмитровска.

 

Наши отряды тоже понесли жертвы. После доклада командиров отрядов убитыми оказалось 19 наших товарищей, ранеными около двух десятков. Тяжелораненых оказалось человек 5, остальные даже не требовали госпитализации. Похоронили мы своих товарищей с почестями, однако, на душе у всех было тяжело. Слишком мы понесли в этой операции большую утрату. Командир бригады И.М. Панченко при подведении итогов высоко оценил действия отрядов, но указал на наши просчеты, в результате которых бригада понесла такие неоправданные потери. Андрей Дмитриевич Федосюткин, комиссар бригады, передал, чтобы носы не вешали. Немцы дорого заплатили за смерть наших товарищей. «Мы хотели бы как можно больше уничтожить немцев и не потерять своих бойцов. Однако, никакая война без жертв не обходится. В этой операции и мы потеряли несколько своих боевых товарищей. Мы скорбим о них. Мы будем помнить их всю жизнь и рассказывать о них будущему поколению, что жизнь свою они отдали как герои в борьбе за нашу Родину». 

 

После этой операции бригада длительное время не проводила крупных операций всеми отрядами. Жизнь продолжала идти своим чередом, отряды бридагы как и прежде продолжали выполнять различные боевые задания. Так продолжалось до февраля месяца 1943 года.

 

Хочу несколько ввести в курс дела читателей. Бригада, как боевое соединение партизан, действовала согласно приказам штаба партизанского движения при Брянском фронте или центрального штаба партизан под руководством К.Е. Ворошилова и П.К. Пономаренко. Так что здесь была такая же строгая дисциплина управления и централизация как и в войсках, которые воевали с противником на фронте. Бригада получала оперативные задания из вышестоящего штаба и не могла действовать самостоятельно в угоду своих «местнических интересов». Для проведения любой боевой операции в масштабе бригады мы должны были получить разрешение штаба партизанского движения при фронте или центрального штаба. Это не значит, что при сложившейся обстановке не могли самостоятельно решать боевые задачи. Примером такого решения может служить последняя операция.
Категория: Пискунов Егор Андреевич | Добавил: Andrei (09.11.2012)
Просмотров: 1308
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

Последнии добавления :


Последнии фотографии :


Copyright 246division © 2019. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Конструктор сайтов - uCoz