Памяти 246 Шумской стрелковой дивизии
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Розов Михаил Николаевич [9]
«От Рыбинска до Праги» Боевой путь 246-ой стрелковой Шумской дивизии В период Великой Отечественной войны
Розов Михаил Николаевич [1]
В полках оставалось по 150 штыков.
Розов Михаил Николаевич [1]
В боях за Красново
Пискунов Егор Андреевич [2]
В партизанском отряде под Курском
Пискунов Егор Андреевич [61]
Воспоминания об участии в ВОВ в составе 777 артиллерийского полка
Батов Павел Иванович [4]
На Днепре
Батов Павел Иванович [4]
С Курской дуги на Запад
Сон Алексей Михайлович [1]
Воспоминания сына полка
Боевой путь 415 ОСБ [4]
Воспоминания ветеранов 415 отдельного сапёрного батальона в составе 246 стрелковой дивизии
Зыков Пётр Максимович [2]
Воспоминания об участии в Львовской операции 908-го стрелкового полка
Метакса Юрий Андреевич [1]
Воспоминания о батальонном комиссаре 914 полка Сорокине П.И.
Рожкова Маргарита Семёновна [1]
Воспоминания медсестры 914 стрелкового полка
Брунов Алексей Константинович [1]
Воспоминания командира батальона 908 стрелкового полка о боях в районе города Эльфриденхоф в феврале 1945 года
Автор неизвестен [1]
Воспоминания неизвестных авторов о службе в дивизии
Поляков Алексей Васильевич [4]
Воспоминания бойца 908 сп о боях в составе 246 дивизии в конце декабря 1941 года
Безруков Василий Иванович [1]
Воспоминания ветерана о службе в 246 дивизии
Граценштейн Борис Абрамович [1]
Воспоминания замкового 777 ап о боях 1941 года и последующей службе
Славинский Иван Васильевич [1]
Воспоминания начальника артснабжения 908 сп о его военной службе
Фоменко Григорий Степанович [1]
Воспоминания наводчика 777 артполка о боях 1941-1945 гг.
Башков Иван Фёдорович [1]
Воспоминания ветерана 915 сп о боевом пути в период ВОВ
Терновский Андрей Степанович [1]
Воспоминания ветерана 914 сп о боевом пути в период ВОВ
Буй Владимир Алексеевич [1]
Воспоминания ветерана 908 сп о периоде службы в дивизии
Шевченко Пётр Маркович [1]
Воспоминания командира батареи 777 артполка
Ставский Иван Анатольевич [1]
Воспоминания ветерана 777 артполка о боях в составе дивизии
Воронков Глеб Михайлович [1]
Воспоминания о боях дивизии при форсировании Волги в битве за Калинин осенью 1941 года
Татаринов Виктор Яковлевич [1]
Воспоминания бойца 415 ОСБ о штурме Опавы
Гудыря Егор Яковлевич [2]
Биография командира пулемётной роты 914 стрелкового полка
Никитин Василий Кузьмич [1]
Отрывки дневника помощника начальника штаба артиллерии дивизии о боях августа-октября 1941 г.
Новохатский Евгений Андреевич [1]
Воспоминания военкома 326 разведроты
Воронин Владимир Иванович [1]
Воспоминания миномётчика 915-го полка
Латер Семён Ефимович [2]
Воспоминания помощника начальника разведывательного отделения штаба дивизии
Наш опрос
Смог бы Советкий Союз победить в ВОВ без Сталина?
Всего ответов: 455
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания » Батов Павел Иванович

На Днепре
                                               На Днепре

Директивой Ставки ВГК от 1 октября 1943 г. Центральный фронт перенацеливался о киевского (юго-западного) на минское (западное) направление с задачей нанести удар в общем направлении на Жлобин, Минск и разгромить жлобинско-бобруйскую группировку противника. По решению командующего войсками фронта главный удар наносила усиленная 61-я армия, а вспомогательный — два стрелковых корпуса 65-й армии. 

Задача на дальнейшее наступление была поставлена 65-й армии лично командующим фронтом К. К. Рокоссовским и подтверждена директивой фронта от 6 октября. В ней указывалось, что армия должна частью сил на правом фланге и в центре с плацдармов на р. Сож продолжать наступление в направлении Михальки, Борщовка и совместно с 48-й армией овладеть Гомелем, а основными силами форсировать Днепр на участке Лоев, Радуль, нанося главный удар в направлении Колпень, Надвин, Ветхин. К исходу третьего дня наступления захватить на правом берегу Днепра плацдарм. 

Таким образом, задача армии, связанная с форсированием такой мощной водной преграды, как Днепр, должна была решаться не в динамике наступательных действий, как это было на реках Дон, Десна и Сож, а в условиях, когда противник уже занял оборону на противоположном берегу. Полоса наступления армии была расширена к югу на 20 км и составляла теперь свыше 60 км.

В состав армии входили 19, 27, 18-й стрелковые корпуса (10 стрелковых дивизий и одна стрелковая бригада). В ней насчитывалось более 75 тыс. человек, около 1400 орудий и минометов, 59 танков и САУ. 

Противник силами 216, 6, 31, 102-й пехотных дивизий на рубеже Жеребная, Лоев не давал возможности войскам армии расширить плацдармы на р. Сож, а частями 137-й пехотной дивизии и егерского батальона прочно удерживал  оборону на правом берегу Днепра на рубеже Лоев, Вывалки. Его оборона состояла из ряда позиций и системы сплошных траншей. Населенные пункты подготовлены для круговой обороны, а каменные постройки в них превращены в доты. 

На подготовку к форсированию Днепра и организацию наступления 65-й армии отводилось восемь суток (с 7 по 14 октября).

Подготовка

Получив задачу и уяснив ее, я, не мешкая, распорядился привлечь на рекогносцировку в районе форсирования командующего артиллерией И. С. Бескина и начальника инженерных войск П. В. Швыдкого, офицеров оперативного, разведывательного отделов и отдела связи, управления тыла и политотдела армии, а также командиров 27-го и 18-го корпусов. В ходе рекогносцировки для каждой дивизии и корпуса были определены участки форсирования, места сосредоточения войск, удобные и скрытые подходы к реке, была поставлена задача на скрытную перегруппировку соединений этих корпусов в ночное время с 8 по 12 октября. Особое внимание было уделено войсковой разведке. В тыл противника на глубину 15–20 км засылались разведывательные группы в составе 3–5 человек. Некоторые из них входили в контакт с партизанами, использовали данные их разведки. 

Проведя рекогносцировку и всесторонне оценив обстановку, я пришел к твердому выводу, что форсирование Днепра необходимо осуществлять одновременно на всем 20-километровом участке от Лоева до Радуля крупными силами, с тем чтобы овладеть плацдармами на противоположном берегу сразу в нескольких местах (рис. 3).

Замысел операции заключался в следующем. Соединениям 19-го корпуса (четыре стрелковые дивизии) продолжать наступление в общем направлении Михальки, Александровка. А пятью стрелковыми дивизиями и одной стрелковой бригадой 27-го и 18-го корпусов форсировать Днепр на участке Лоев, Радуль и прорвать оборону противника на противоположном берегу. Главный удар наносился в направлении Колпень, Надвин. В центре находилась в резерве 246-я стрелковая дивизия.

Для выполнения боевой задачи требовалось осуществить сложный маневр главными силами армии на другое направление, в короткие сроки скрытно вывести из сражения 18-й  и 27-й корпуса, все армейские артиллерийские и инженерные соединения и части, совершить в ночное время марш-маневр на расстояние 35–40 км в южном направлении вдоль фронта, а также сменить части 55-й стрелковой дивизии 61-й армии. 

Движение войск на юг осуществлялось батальонными колоннами только ночью со всеми мерами предосторожности. Перегруппировка завершилась к 12 октября. Войска находились в укрытых от наблюдения с земли и воздуха районах на удалении: первый эшелон — 3–7, второй — 10–12 км от реки. Позиции у реки на участке Лоев, Радуль войска заняли в том количестве и в той группировке, как это было ранее в 55-й дивизии.

Перегруппировка войск в новый район позволила создать превосходство в силах и средствах на направлении главного удара. Если раньше на 20-километровом фронте находилась одна стрелковая дивизия, то теперь — четыре дивизии и 602 орудия и миномета.

Оперативное построение армии одноэшелонное, стрелковых корпусов и дивизий — двухэшелонное.

Сосредоточившись в новых районах, войска приступили к непосредственной подготовке к форсированию. Командиры соединений и частей совместно с офицерами штабов провели рекогносцировку на местности. Они изучали характер обороны противника, пути подхода к Днепру, его берега, исходные районы, места переправ.

Командир 27-го стрелкового корпуса генерал-майор Ф. М. Черокманов решил начать форсирование во всей полосе одновременно в нескольких местах, чтобы дезориентировать противника и в то же время иметь силы для наращивания ударов на правом берегу. Главный удар наносился на смежном с 18-м корпусом фланге 193-й стрелковой дивизией (полковник А. Г. Фроленков) в направлении Лоев, Колпень — в самом узком месте реки. Это экономило время и переправочные средства при форсировании. Справа действовала 106-я стрелковая дивизия (полковник М. М. Власов).

По решению командира 18-го стрелкового корпуса (генерал-майор И. И. Иванов) главный удар наносила 149-я стрелковая дивизия (полковник А. А. Орлов). В ее полосе действовала артиллерия для поражения глубоких целей. Участок форсирования составлял 3 км, а участок прорыва обороны на противоположном берегу — 2 км. 69-я стрелковая дивизия (генерал-майор И. А. Кузовков) оставалась на левом, по существу, открытом фланге корпуса и армии. Ее  участок форсирования против местечка Радуль был 4,5 км, а фронт прорыва обороны противника за Днепром — 3 км. Ранее здесь окончилась неудачей попытка форсирования реки 55-й дивизией. С наблюдательного пункта командира корпуса в 4 км севернее Радуля хорошо просматривался весь участок форсирования. 

Пока происходила перегруппировка и смена войск, штаб армии совместно со штабами родов войск и служб продолжал разработку оперативных документов: плановую таблицу, план взаимодействия войск, график переправы, расчет-распределение переправочных средств. Согласно плану боя на первом этапе передовые стрелковые батальоны от каждой дивизии, усиленные станковыми пулеметами и 82-мм минометами, с началом 10-минутного огневого налета, а в светлое время и под прикрытием дымовой завесы стремительным броском на табельных и подручных десантных средствах переправлялись на другой берег и захватывали плацдармы. В это время инженерные войска вели подготовку переправ для главных сил дивизий и артиллерии. В случае успеха на втором этапе начинали форсирование главные силы с использованием лодок, плотов и других подручных переправочных средств. Переправа должна была осуществляться на участке 27-го (окраина Каменки и 1,5 км от нее вниз по течению) и 18-го корпусов (севернее Радуля). На остальном фронте планировалась демонстрация переправы на правый берег небольшими группами. 

На третьем этапе (через 3–4 часа) после накопления на плацдармах достаточных сил и 40-минутной артиллерийской подготовки дивизии первого эшелона начинали прорыв обороны противника на правом берегу Днепра. Инженерные войска основные усилия сосредоточивали на обеспечении переправы полковой и истребительно-противотанковой артиллерии.

На четвертом и пятом этапах планировалось прорвать главную полосу обороны противника и овладеть его узлами сопротивления на правом берегу Днепра: Лоев, Крупейки, Сенская, Бывалки, а также продолжать наступление в направлении на Колпень. К этому времени должны были завершить переправу вторые эшелоны корпусов, дивизионной артиллерии и части артиллерии усиления. К утру второго дня на плацдарме намечалось сосредоточить 70 процентов артиллерии. К исходу второго дня предусматривалось наведение для каждого корпуса одной постоянной мостовой переправы.

На направлении главного удара были созданы сильные артиллерийские группировки с задачей нанести внезапный массированный удар совместно с авиацией, вести огонь до тех пор, пока усиленные передовые батальоны не захватят плацдармы на противоположном берегу. Для этого были созданы достаточно высокие по тому времени плотности артиллерии. Так, если на участке ударной группировки армии южнее Лоева средняя плотность артиллерии составляла свыше 41 орудия и миномета на 1 км фронта, то на направлении главного удара 27-го корпуса она была в три раза выше. 

Однако обеспеченность снарядами и минами была недостаточной. Лишь орудия дивизионной и полковой артиллерии (76 мм) да армейской артиллерийской группы имели на огневых позициях по одному полному боекомплекту. Чтобы создать максимальную плотность огня при форсировании и атаке переднего края обороны противника, намечалось с полной нагрузкой использовать 82-мм минометы. Предусматривалась также обязательная переправа вместе с первым эшелоном дивизии одной трети полковой и дивизионной артиллерии.

Для повышения эффективности огня была проведена тщательная артиллерийская разведка обороны противника, что позволило вскрыть его огневую систему. Только в полосе 18-го корпуса за четыре дня были выявлены огневые позиции 19 артиллерийских батарей и 19 отдельных орудий и минометов, 52 пулеметные огневые точки, 25 дзотов, 8 наблюдательных пунктов и 20 блиндажей. Это позволило штабам спланировать огонь артиллерии по конкретным целям.

В связи с недостаточным количеством снарядов 50–60% всех имевшихся в корпусах орудий, вся полковая и значительная часть дивизионной артиллерии были использованы для стрельбы прямой наводкой. Так, в 27-м корпусе для этого было поставлено 78, а в 18-м корпусе — 187 орудий. Обращалось серьезное внимание на полную укомплектованность расчетов этих орудий. Лучшие артиллеристы-офицеры (наблюдатели и корректировщики) со средствами радиосвязи были направлены во все передовые батальоны.

Артиллерийскую подготовку предусматривалось начать 5-минутным огневым налетом по траншеям противника, находившимся у реки, и по артиллерийским батареям в главной полосе обороны. Затем планировался 30-минутный методический огонь орудий для стрельбы прямой наводкой по целям, расположенным в непосредственной близости от правого  берега Днепра, и огонь 122–152-мм орудий по наиболее активным батареям противника. Завершить артиллерийскую подготовку предполагалось 5-минутным огневым налетом по всем целям на подступах к переднему краю главной полосы обороны и в ее глубине. 

Артиллерия дальнего действия (68-я пушечная артиллерийская бригада в 27-м корпусе и 2-я гв. гаубичная бригада в 18-м корпусе) на первом этапе форсирования должна была вести огонь дымовыми снарядами с целью ослепления наблюдательных пунктов противника на западном берегу Днепра.

Авиации (соединениям 16-й воздушной армии) ставилась задача на протяжении всей операции надежно прикрыть районы переправ и главные силы ударной группировки армии, вести разведку глубины обороны противника. На первом этапе она массированными ударами должна была подавлять артиллерийские и минометные батареи врага в районах Лоев, Крупейки, Сенская, а на участке Лоев, Бывалки дымовыми бомбами ослеплять наблюдательные пункты, расположенные на правом берегу Днепра. Не менее важной задачей являлось не допускать подхода резервов противника и его контратак с направлений Козароги, Колпень, Сенская.

Большое внимание было обращено на инженерную разведку и выбор участков переправ. Все промеры на Днепре производились только ночью. Собирались данные от местных жителей-рыбаков. Вся эта работа позволила наметить основные участки переправ в районе Каменка, Радуль.

Днепр на участке Лоев, Радуль представлял собой серьезную водную преграду, его уровень непрерывно повышался в связи с дождями. Ширина здесь достигала 400 м, глубина от 2,5 до 8–10 м, скорость течения 1–2 м/с. Правый берег более высокий.

Сож на участке от Жеребной до устья также стал более полноводным, ширина его возросла до 200 м.

На тщательную организацию инженерного обеспечения форсирования было нацелено большинство частей и соединений инженерных войск, в составе которых имелось 8 (не считая дивизионных и корпусных) инженерно-саперных и инженерных батальонов. Кроме того, армия была усилена 61-м и 63-м отдельными моторизованными понтонно-мостовыми батальонами. Табельных переправочных средств к моменту получения задачи на форсирование Днепра (6.10.44 г.) было ограниченное количество: 19 лодок А-3, одна деревянная и 17 малых надувных лодок, 7 понтонов  парка Н2П. Они обеспечивали одновременную переправу только 400–500 человек с личным оружием и устройство 7 паромов для переправы артиллерии, что, конечно, не отвечало потребностям соединений первого эшелона на направлении главного удара. 

Учитывая это, военный совет армии принял срочные меры для подвоза табельных переправочных средств. В течение 12–15 октября к Днепру было доставлено 7,5 понтонных парка (Н2П — 0,5, ДМП-42–1, НЛП — 1 и УВС А-3–5 парков), 54 лодки А-3 и 50 лодок СДЛ, что позволило в основном обеспечить потребности соединений первого эшелона.

Кроме того, большая часть инженерных войск, а также личный состав стрелковых соединений привлекались для сбора и изготовления переправочных средств из местного материала. Так, из четырех батальонов 14-й инженерно-саперной бригады (подполковник И. И. Габер) один был выделен для обслуживания переправ на Соже (два деревянных моста под грузы 60 т, пять паромов и четыре рыбачьи лодки), а три других занимались изготовлением лодок, паромов и заготовкой конструкций для 60-тонного моста. Силами войск были изготовлены из подручных средств плоты на 3–5 человек, в среднем по 200 штук на каждую дивизию первого эшелона. Всего к началу форсирования в армии имелось 126 лодок А-3 и ДСЛ, 17 надувных лодок, 75 полупонтонов парка Н2П, 50 понтонов парка НЛП, пять парков УВС А-3, около 200 рыбачьих лодок и 435 плотиков из бревен. 

Планом инженерного обеспечения предусматривалось оборудование десантных, паромных и наведение мостовых переправ, для чего 27-й корпус усиливался тремя инженерно-саперными батальонами, понтонным парком НЛП, 62 лодками А-3 и ДСЛ. В соединениях корпуса имелось также около 750 плотиков на 2–4 человека каждый. Это обеспечивало переправу за один рейс около 3000 бойцов с легким вооружением и 10–20 орудий. Примерно такое же усиление имел 18-й корпус. Переправочные средства в корпусах вполне обеспечивали переправу дивизий первого эшелона и наводку паромных переправ для артиллерии после захвата плацдарма.

К концу третьих суток после форсирования на участках корпусов намечалось построить по одному 60-тонному мосту каждый длиной около 450 м.

Для усиления и пополнения соединений переправочными средствами в ходе форсирования имелся резерв: 1 комплект  парка УВС А-3, понтонный парк ДМП-42 и два 12-тонных парома из понтонов парка Н2П. Однако ни один из парков, к сожалению, не позволял навести наплавной мост через Днепр. 

Подготовленные переправочные средства подносились к берегу, тщательно маскировались или закапывались ночью в прибрежный песок. К постройке и восстановлению рыбачьих лодок было привлечено местное население. На носу лодок оборудовались места для спасения раненых и тонущих. Для каждой лодки были заготовлены ветошь, деревянные заклепки, черпаки, запасные весла, шесты для плотов.

Командиры произвели в своих подразделениях расчеты на команды и группы форсирования. В передовых батальонах были составлены списки личного состава и расчет на каждое переправочное средство, которые заранее были занумерованы и закреплены за группами. 

На берегу устанавливались колышки с номерами плотов. Накануне форсирования засветло старшим групп указали места посадки и путь подхода к линии отвала, места причаливания с учетом вероятного сноса течением реки, направление движения с момента высадки. Перед форсированием бойцам передовых отрядов было выдано по 1,5–2 боекомплекта патронов, 4 ручных гранаты, одной суточной даче продовольствия сухим пайком.

Спланировав порядок инженерного обеспечения, штаб инженерных войск составил график переправы соединений армии через Днепр с учетом обеспеченности их переправочными средствами.

Переправу стрелковых дивизий, артиллерии и танков планировалось завершить к концу первых суток.

Командиры всех степеней проводили специальные занятия с личным составом на водоемах в тылу в условиях, максимально приближенных к боевым: занятие исходного положения, посадка в лодки, бесшумный спуск переправочных средств на воду и отчаливание. Гребцы тренировались по гребле и управлению плавсредствами, саперы — в сборке и оснастке паромов. Особенно тщательно готовили новое пополнение, прибывшее в соединения армии из освобожденных районов Украины.

Больше внимания, чем при форсировании Десны и Сожа, уделялось организации противовоздушной обороны переправ и войск. С целью снижения эффективности воздействия авиации противника на левом берегу Днепра в выжидательных районах были отрыты щели и окопы. В ночь  перед форсированием та же работа была проделана в исходных районах. 

Для прикрытия участков переправ армии было придано две зенитные артиллерийские дивизии, одну из которых развернули в полосе наступления 19-го, а вторую — для прикрытия 27-го и 18-го корпусов. Здесь же использовался армейский зенитный артиллерийский полк.

Предусматривалось широкое применение дымовой маскировки. В отличие от форсирования предыдущих рек был разработан специальный план. В нем, а также в «Плане боя соединений и частей 65-й армии по прорыву обороны противника с форсированием р. Днепр» определялся порядок дымового обеспечения по этапам боя, устанавливались расход дымовых средств, исполнители и сроки. Было определено 13 рубежей дымопуска с общим фронтом 18,5 км как на главном, так и на второстепенном направлениях. В 246-й дивизии намечалось поставить ложные дымовые завесы на четырех рубежах; в 27-м корпусе — на пяти: на трех — отсечные, ослепляющие, на двух — маскирующие; в 18-м корпусе — четыре маскирующих рубежа. Так как табельных средств дымопуска не хватало, были подвезены 84 тонны (168 возов) подручных средств (хвоя, сырой хворост, смоченное водой сено, солома). Сигналом дымопуска служило окончание артиллерийской подготовки. Работу должны были выполнять 6 рот химической защиты дивизий и 18 взводов химической защиты стрелковых полков. 

Партийно-политическая работа с личным составом направлялась прежде всего на поддержание высокого наступательного порыва, бдительности, соблюдение маскировки с целью достижения внезапности действий. До личного состава доводился опыт, накопленный при форсировании рек. Широко популяризировались воины, проявившие ранее отвагу и воинское мастерство.

Командующий армией, член военного совета генерал-майор Н. А. Радецкий, начальник политического отдела полковник X. А. Ганиев, работники штаба, политотдела постоянно выезжали в соединения и части, знакомились с состоянием дел на местах, помогали устранять недостатки, лучше организовать бросок через Днепр.

Накануне в дивизиях были проведены собрания партийных активов, митинги. Выступивший на собрании партийного актива 69-й дивизии парторг 4-й роты 120-го стрелкового полка старший сержант Титов сказал: «Перед нами стоит серьезная и трудная задача — форсировать Днепр и гнать врага на запад. Мы форсировали не одну реку. Правда,  Днепр форсировать трудно, но мы уже имеем опыт форсирования рек, используем этот опыт, передадим его молодым бойцам и с задачей справимся. Для успеха требуется решительность, смелость, высокая организованность и ответственность каждого за порученное ему дело. Я пойду в первых рядах со штурмовой десантной группой. Я и все коммунисты нашей роты покажем образцы боевого энтузиазма, несмотря ни на что, переправимся на правый берег Днепра, воодушевим на это беспартийных бойцов, очистим вражеские траншеи от гитлеровцев, разгоним фашистов и расширим плацдарм для наступления». 

Коммунисты и комсомольцы были расставлены на самых ответственных участках, тем из них, кто участвовал в десантных группах, было вручено по Два красных флага: один — для установки на правом берегу Днепра, другой — на высотах, которые предстояло захватить. Коммунисты выдвинули лозунг: «Тот герой Днепра, кто первый установит красный флаг на траншее врага». Из местных рыбаков политорганы помогли подобрать надежных проводников.

Серьезное внимание было обращено на регулирование выдвижения войск из выжидательных и исходных районов к линии отвала на реке с учетом очередности по рейсам. Этим руководили коменданты переправ, в распоряжении которых находились саперы и солдаты тыловых подразделений, расставленные попарно на маршрутах выдвижения со средствами сигнализации и указками.

Форсирование

Для введения противника в заблуждение 19-й стрелковый корпус (генерал-майор Д. И. Самарский) продолжал упорно и настойчиво вести бои за расширение плацдарма на р. Сож. Внешне казалось, что здесь по-прежнему сосредоточены большие силы. По дорогам к фронту 19-го корпуса на правый фланг армии двигались машины с зажженными фарами, а с наступлением ночи вспыхивало множество костров.

На левом фланге и в центре армии, соблюдая строжайшую маскировку, дивизии первого эшелона заняли исходное положение на левом берегу Днепра: 106-я и 193-я дивизии 27-го корпуса — на участке Сусловка, оз. Святое; 149-я и 69-я дивизии 18-го корпуса — на участке оз. Святое, Радуль. Вторые эшелоны этих корпусов — 115-я стрелковая бригада и 60-я дивизия. Командный пункт армии был перенесен из Марковичей в Глебов Хутор. 

В ночь на 15 октября орудия для ведения огня прямой наводкой были выдвинуты на заранее подготовленные огневые позиции. Было организовано тщательное взаимодействие с общевойсковыми командирами, в основном путем личного общения. Воины полков первого эшелона без шума вынесли переправочные средства к урезу воды.

Артиллерийская и авиационная подготовка началась на рассвете в 6 часов 30 минут 15 октября. Под прикрытием огня артиллерии и ударов штурмовой авиации передовые батальоны в шести пунктах приступили к форсированию Днепра. Над рекой пронеслись самолеты 299-й штурмовой авиационной дивизии. Окончание артиллерийской подготовки послужило сигналом начала дымопуска одновременно на фронте 30 км, из них 13 км приходилось на второстепенное направление в полосе 246-й дивизии, а 17 км — в полосе главного удара. Рубежи дымопуска были шириной от 1 до 3 км, а их продолжительность определялась 2–3 часами с учетом переправы и захвата плацдармов передовыми отрядами. Демонстративные дымовые завесы на правом фланге 246-й дивизии отвлекали огонь противника от районов переправ.

По частям 27-го корпуса из-за отсечных и маскирующих дымовых завес огонь противника был малоэффективным. Такая же картина наблюдалась и в полосе 18-го корпуса. Позже из показаний пленных и трофейных документов стало известно, что противник так и не раскрыл замысел командования армии, продолжая считать, что основные усилия советских войск сосредоточены севернее Лоева.

Первыми приступили к форсированию передовые батальоны, выделенные от каждого стрелкового полка первого эшелона. Их состав был различный и включал от 250 до 600 человек. Так, передовой батальон (названный передовым отрядом) 120-го полка 69-й дивизии насчитывал 250 человек и был усилен ротой противотанковых ружей и разведывательным взводом. Батальоны переправлялись на участках шириной от 300 до 500 м на плотиках и лодках, затрачивая на преодоление реки 20–25 минут. Успешно действовали передовые батальоны 106-й дивизии. Достигнув противоположного берега, они овладели первой траншеей противника и устремились вперед, расширяя захваченный плацдарм.

Удачно действовал 1-й батальон 685-го стрелкового полка 193-й дивизии, который форсировал Днепр в районе островов южнее Каменки. Чтобы уничтожить боевое охранение противника, находящегося на островах, за 15 минут до артиллерийской  подготовки начали преодолевать реку специально выделенные штурмовые группы. Они смогли захватить участок берега, на который с началом артподготовки переправился передовой батальон под командованием майора В. Ф. Нестерова. На середине реки воины были обнаружены. Гитлеровцы открыли сильный пулеметно-артиллерийский огонь, но уже ничто не могло остановить наших бойцов. 

Первым высадился на берег взвод младшего лейтенанта П. А. Акуционка, с которым находился и командир роты старший лейтенант Е. Д. Волков. Левее этого взвода подошли к берегу плоты и лодки взвода лейтенанта В. Н. Безценного. Увлекаемые своими командирами, воины с ходу пошли в атаку. Вместе с ними шел раненный в голову и командир батальона майор В. Ф. Нестеров. В боевых порядках находились офицеры-артиллеристы, которые корректировали залпы батарей, саперы, которые под огнем оборудовали причалы, закрепляли канаты для паромов. Многие воины батальона были удостоены звания Героя Советского Союза. А всего в 685-м полку за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра, были удостоены высокого звания Героя Советского Союза 29 человек. Это П. А. Акуционок, Н. М. Андрейко, В. Н. Безценный, А. А. Белый, И. П. Беляев, И. М. Будилин, Н. В. Бычков, Е. Д. Волков, Ф. Н. Давыдов, И. П. Зайцев, И. Н. Карачаров, И. Р. Косяк, И. П. Красильников, И. П. Лисин, Г. А. Лумпов, А. Е. Меньшиков, И. А. Мордасов, В. Ф. Нестеров, А. Г. Никонов, И. А. Радаев, А. Ф. Самусев, Н. И. Сечкин, В. Е. Ситников, И. Я. Спицин, В. С. Хабиев, М. И. Харламов, И. В. Цымбал, Н. С. Шенцов и А. С. Шерстобитов.

Поучительными были действия передовых батальонов 69-й дивизии. Каждый из них состоял из 250 человек. Они начали форсирование реки севернее Радуля: один — для нанесения удара на главном направлении, другой — для отвлекающих действий. Отряд в составе 2-го батальона 120-го стрелкового полка с ротой противотанковых ружей и взводом пеших разведчиков действовал на направлении главного удара. Вместе с бойцами первого рейса находились командир батальона капитан И. З. Кулешов, заместитель командира полка по политической части подполковник А. В. Сидоров и агитатор политотдела дивизии майор Б. Т. Пищикевич. Дул слабый ветер, и дымовая завеса, поставленная с острова, прикрывала лодки. На подходе к правому берегу батальон был обнаружен противником и встречен сильным ружейно-пулеметным огнем. Однако начавшийся  огневой налет артиллерии дивизии позволил советским воинам добраться до берега и с ходу перейти в атаку. С криками «ура!» они ворвались в первую траншею, выбили из нее врага и начали продвижение вперед. Первыми вступили на правый берег разведчики под командованием младшего сержанта П. М. Пахомова из разведроты дивизии. В ожесточенных боях удалось захватить небольшой плацдарм шириной 800 м и глубиной 500 м. Контратаки врага следовали одна за другой. В течение дня бойцы батальона, проявляя массовый героизм, отбили до 20 вражеских контратак и удержали плацдарм. За мужество и героизм подполковник А. В. Сидоров, майор Б. Т. Пищикевич, капитан И. З. Кулешов, младший сержант П. М. Пахомов и другие воины были удостоены звания Героя Советского Союза. 

По-иному сложилась обстановка при форсировании реки 3-м батальоном 303-го стрелкового полка. В связи с возникшим пожаром в населенном пункте район переправы был освещен, и противник обрушил на батальон всю массу огня. Отряд, понеся большие потери, вернулся к левому берегу.

Таким образом, передовые батальоны положили начало форсированию Днепра войсками 65-й армии. Были захвачены плацдармы глубиной до 500 м и шириной до 800 м: в полосе 27-го корпуса — два плацдарма южнее Каменки, в полосе 18-го корпуса — один плацдарм севернее Радуля.

Успеху способствовали и массовый героизм воинов, личный пример коммунистов, комсомольцев, командиров и политработников, которые всегда были там, где складывалась самая сложная обстановка. Так, южнее Лоева заместитель командира полка по политической части 106-й дивизии подполковник И. П. Сидоров, воодушевляя людей передового отряда, шел впереди атакующих и вместе с ними участвовал в захвате плацдарма и его удержании. Во всех передовых батальонах имелись красные флаги, которые вручались самым достойным для укрепления их на противоположном берегу. Вечером на подведении итогов дневных боев боец В. И. Суворов, одним из первых форсировавший Днепр, заявил: «Красный флаг воодушевлял нас, он звал на подвиги, мы знали, что за нами Днепр, что наш путь только вперед, на запад, на разгром немецко-фашистских захватчиков». 

Развивая достигнутый успех, главные силы стрелковых дивизий, используя табельные и подручные переправочные средства, под прикрытием огня артиллерии, ударов авиации и дымов начали форсирование Днепра. Уже к исходу 15 октября они расширили захваченные плацдармы. Успешно  действовала 106-я стрелковая дивизия 27-го корпуса. Развивая успех передовых батальонов, она уже к 18 часам расширила плацдарм южнее Каменки до 3 км по фронту и 2 км в глубину. Продвигаясь вперед, воины дивизии, отразив две контратаки противника, к исходу дня вели бой южнее Лоева. 

Расширили плацдарм и части 193-й дивизии. Преодолевая упорное сопротивление врага, они к исходу дня овладели на правом берегу важной высотой.

Расширила плацдарм на правом берегу и завязала бой за Бывалки и 69-я стрелковая дивизия.

Таким образом, к исходу 15 октября части первого эшелона армии форсировали Днепр и расширили плацдармы, захваченные передовыми батальонами. На них уже действовали по два стрелковых полка от каждой дивизии первого эшелона.

В ночь на 16 октября на направлении главного удара соединения 27-го и 18-го корпусов продолжали переправлять на правый берег пехоту. К утру на плацдармах находились все полки дивизий первого эшелона. В 11 часов 16 октября после короткого артиллерийского налета и ударов штурмовой авиации они перешли в наступление с целью расширения захваченных плацдармов. Части 216-й и 102-й немецких пехотных дивизий, прибывших из-под Гомеля и междуречья, вынуждены были отступить.

Особенностью борьбы за днепровские плацдармы было то, что здесь имелось достаточное количество переправ. Это позволяло непрерывно наращивать усилия, в том числе за счет артиллерии и танков, быстро увеличивать размеры плацдармов за Днепром. К исходу 16 октября их глубина достигла 5 км. В этот день были освобождены Лоев, Крупейки. Бои шли за Козароги, западнее Крупейки, юго-восточнее Колпеня, северо-восточнее Бывалок.

Настал момент для объединения захваченных плацдармов в единый армейский, для чего необходимо было завершить переброску на правый берег стрелковых соединений и артиллерии. В ночь на 17 октября после ввода в строй дополнительных переправ на плацдармы были переброшены вторые эшелоны корпусов — 115-я стрелковая бригада и 60-я стрелковая дивизия (полковник А. В. Богоявленский), а также дивизионная артиллерия.

Сосредоточив на плацдармах дополнительные силы и средства, армия к исходу 17 октября выполнила намеченную задачу: плацдармы были объединены в один армейский (18 км по фронту и до 13 км в глубину). 

Под ударом наших войск оказались фланг и тыл противника, действовавшего между Сожем и Днепром. В ночь на 18 октября немецко-фашистское командование начало отводить свои силы из междуречья на правый берег Днепра. Обнаружив отход противника, соединения 19-го корпуса и 246-я дивизия перешли к его преследованию и к исходу дня вышли к Днепру на участке Городок, Абакумы. 246-я дивизия к исходу 19 октября захватила плацдарм на правом берегу Днепра северо-восточнее Мохова и переправила на него два полка. Но расширить его не удалось. Противник за счет отошедших соединений, а также подоспевших резервов уплотнил свою оборону, в том числе и перед плацдармом южнее Лоева. Наступать с этого плацдарма становилось все труднее. Соединения 27-го и 18-го корпусов 18 и 19 октября вели огневой бой и на отдельных направлениях действовали передовыми и разведывательными группами.

Соседи справа — войска 48-й и слева — 61-й армий имели незначительный успех. Ночью 20 октября командующий войсками фронта приказал временно, до подхода резервов, прекратить наступление и подготовить на плацдарме районы для сосредоточения четырех-пяти корпусов.

В приказах по армии 16 и 17 октября были обобщены причины успеха 106-й и 69-й дивизий и доведены до войск, что дало положительные результаты в последующих боях.

Большую роль в достижении успеха сыграла артиллерия. По плану перед началом форсирования реки проводилась артиллерийская подготовка или наносился огневой налет. Быстрее, чем на Десне и Соже, шло наращивание сил и средств артиллерии на захваченных плацдармах, что способствовало их расширению. Батальонная и полковая артиллерия переправлялась вместе со стрелковыми полками первого эшелона. В первую очередь переправлялись 45-мм орудия, а с вводом в строй паромов из табельных переправочных средств — и орудия более крупных калибров.

Успеху армии способствовали четкие действия авиации фронта. Ночные бомбардировщики (По-2) наносили удары по обороне и войскам, огневым позициям артиллерии и командным пунктам противника. Поддерживая войска 65-й и 61-й армий, 16-я воздушная армия 15 октября нанесла два массированных удара по обороне врага — первый с 10.30 до 11.00 (292 самолето-вылета) и второй с 14.30 до 15.00 (218 самолето-вылетов). Всего за сутки было произведено 1207 самолето-вылетов. В светлое время штурмовая авиация вела борьбу с контратакующими группировками и подходящими вражескими резервами. Так, по показаниям пленных,  из состава их маршевого батальона при штурмовке авиации погибло до 55 процентов личного состава (из 1000 человек осталось в живых лишь 450). Несмотря на неблагоприятную погоду, 16-я воздушная армия с 15 по 19 октября совершила 2300 самолето-вылетов, нанеся врагу ощутимый урон. Следует отметить слабое воздействие авиации противника, которая в это время была отвлечена на другое направление. 

Большой вклад в успешное форсирование Днепра внесли инженерные войска. В отличие от предыдущих подобных операций в полосе 65-й армии табельные переправочные средства играли решающую роль уже в первые часы борьбы за реку. С началом форсирования передовые батальоны в полосе каждой из четырех стрелковых дивизий первого эшелона южнее Лоева использовали десантные переправы, а полки первого эшелона — десантные и паромные переправы. Так, форсирование Днепра главными силами стрелковых дивизий в районе Каменка, 2 км юго-западнее ее обеспечивали 28 паромов грузоподъемностью 5–12 т, а севернее Радуля — два парома под грузы 12 т и два парома — 9 т каждый. Десантные переправы были оснащены в основном подручными средствами и частично табельными (десантные складные и надувные лодки). Паромные переправы были в основном из понтонов легкого понтонного парка. Особая оперативность была проявлена при строительстве мостов. Уже в первый день форсирования в районе Каменка, как только были захвачены пойма и вторая траншея противника на противоположном берегу, началось строительство деревянного 60-тонного моста сразу с двух берегов с использованием заранее подготовленных, подогнанных и пронумерованных деталей, находившихся в рощах у берегов. 

16 октября продолжалось наращивание переправ через Днепр. Кроме ранее действовавших в районе Лоев вступили в строй четыре парома под грузы 12 т, строились три моста в районе Каменка, Радуль под грузы 60, 30 и 16 т. У Каменки работали два 9-тонных парома, семь паромов на канатах, каждый из одного понтона парка Н2П. В ночь на 17 октября в районе Каменка было закончено строительство моста через Днепр длиной более 400 м, по которому переправилась вся артиллерия 18-го корпуса, а затем и 60-я дивизия. Всего в эту ночь на правый берег Днепра были переправлены стрелковые дивизии и бригада, дивизионная артиллерия. Переправа войск, техники и артиллерии на плацдарм продолжалась и в последующие дни. Для танков в  ночь на 18 октября были собраны четыре парома под грузы 30–35 т, два из них буксировались катерами. 

Управление переправами осуществлялось, как и в предыдущих подобных операциях, через оперативную группу, созданную штабом инженерных войск армии.

Заслуживает внимания организация управления войсками в ходе форсирования. Командиры полков первого эшелона перенесли свои командные пункты на правый берег Днепра в первую ночь форсирования, а к рассвету 16 октября на захваченные плацдармы перенесли свои наблюдательные пункты и командиры дивизий. Управление войсками армии осуществлялось с наблюдательного пункта, расположенного в роще на высоте у южной окраины Каменки в 300 м от берега реки. Здесь же размещались наблюдательные пункты 193-й дивизии и ее полков. Месторасположение армейского пункта рядом с форсирующими частями давало возможность командующему армией оперативно принимать решение на маневр имеющимися средствами и силами.

Все участники форсирования Днепра испытывали чрезвычайные психологические и физические перегрузки, так как стремительные атаки сменялись упорными схватками в обороне при бое за плацдарм, где одному приходилось сражаться за десятерых, пока не подойдут главные силы. Одной из важных задач было усиление партийного влияния в войсках. Многие воины хотели идти в бой коммунистами. Только в 69-й дивизии за сентябрь и октябрь было принято в члены партии 135 и кандидатами в члены партии 302 человека. Всего в армии в дни подготовки и осуществления форсирования в ряды партии вступил 3251 человек. 

Особо следует отметить высокий наступательный порыв и массовый героизм личного состава. За успешное форсирование Днепра и закрепление захваченных рубежей Указом Президиума Верховного Совета СССР 134 солдата и сержанта, 82 офицера и 4 генерала 65-й армии (в том числе воины частей и соединений, приданных армии) были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них находились командующий армией, командиры корпусов И. И. Иванов и Ф. М. Черокманов, командиры дивизий И. А. Кузовков, М. М. Власов и А. Г. Фроленков. Многие были награждены орденами и медалями. За отличные боевые действия 106-я и 193-я стрелковые дивизии, 143-й и 218-й минометные полки и 61-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон приказом Верховного Главнокомандующего были удостоены наименования Днепровских, а 14-я инженерно-саперная бригада и 321-й инженерный  батальон, отличившиеся в этих боях, были награждены орденом Красного Знамени. В декабре 1965 г. правительство Белоруссии, партийные и советские организации Гомельской и Черниговской областей воздвигли величественные монументы в Лоеве и Радуле, увековечив подвиг воинов 65-й армии. 

За пять дней форсирования противник был отброшен от Днепра южнее Лоева и не только лишился важных участков так называемого Восточного вала на Соже и Днепре, но и понес ощутимые потери в живой силе и технике.

Успех 65-й армии был достигнут благодаря умелой подготовке наступательной операции: своевременным принятием решения и его быстрым доведением до войск, умелым планированием перегруппировки и смены войск, соблюдением мер оперативной маскировки, надежным огневым и материально-техническим обеспечением, правильно организованной партийно-политической работой. Весь комплекс подготовительных мероприятий позволил достичь внезапности действий и в конечном итоге выполнить поставленные задачи.

Этот опыт стал хорошей базой для успешного преодоления множества последующих рек, и особенно таких, как Нарев, Висла и Одер.  



Источник: http://militera.lib.ru/science/batov_pi2/02.html
Категория: Батов Павел Иванович | Добавил: Andrei (09.10.2012)
Просмотров: 1020
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

Последнии добавления :


Последнии фотографии :


Copyright 246division © 2019. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Конструктор сайтов - uCoz